Главная
Rambler's Top100 Латвия
Города и курорты
Туры в Латвию
Отели
Визы в Латвию
Достопримечательности
Авиабилеты
Статьи
Полезная информация
Недвижимость в Латвии
Регистрация фирм в Латвии
 
Литва
Города и курорты
Туры в Литву
Отели
Визы в Литву
Достопримечательности
Авиабилеты
Статьи
Полезная информация
Недвижимость в Литве
Регистрация фирм в Литве
 
Эстония
Города и курорты
Туры в Эстонию
Отели
Визы в Эстонию
Достопримечательности
Авиабилеты
Статьи
Полезная информация
Недвижимость в Эстонии
Регистрация фирм в Эстонии
 
Калининградская область
Курорты
Туры
Отели
Достопримечательности
Авиабилеты
Статьи
Полезная информация
 
Новости
Погода
 
Контакты
 
Карта сайта
 
Готика в Латвии

Главная / Латвия / Статьи / Готика в Латвии /

Готический стиль развивался в странах, где господствовала католическая церковь, и он оставалось по преимуществу культовым, хотя его элементы использовались и в светском строительстве. От романского стиля готика унаследовала главенство архитектуры в системе искусств и традиционные типы культовых зданий. Собор оставался высшим образцом синтеза архитектуры, скульптуры и живописи, которая была, в основном, витражной. Смелая и сложная каркасная конструкция готического собора, вертикализм его башен и сводов позволили преодолеть массивность романских построек, облегчить стены и своды, создать динамическое единство внутреннего пространства. (Одним из основных элементов готических конструкций является контрфорс – каменная, в новейшее время - бетонная либо железобетонная поперечная стенка, вертикальный выступ или ребро, предназначенные для усиления основной несущей конструкции и воспринимающие горизонтальные усилия - например, распор от сводов, перекрывающих здания). В готике присходит обогащение и усложнение синтеза искусств, расширение системы сюжетов, в которой отразились средневековые представления о мире, что делало собор своеобразной «духовной энциклопедией». Основным видом изобразительного искусства была скульптура. Застылость и замкнутость романских статуй сменились подвижностью фигур, их обращением друг к другу и к зрителю. В отличие от некоторой обобщенности форм и отклонения от реальных пропорций в романской пластике, готика проявляет интерес к реальным природным формам, к физической красоте и чувствам человека.

Вслед за Домским собором в Ливонии появляются компактные трехнефные храмы с широким, как в зальной церкви, шагом опор и членением на три или четыре звена сквозных травей (составляющих ритмический ряд пространственных ячеек, каждая из которых ограничена четырьмя опорами крестового свода, что характерно для базилик): к первым относятся костел св. Якова в Риге (ок. 1225 г. – нач. 16 в.), церковь Св. Варфоломея в Руене (1260-е гг. – 17 в.); ко вторым – церковь Св. Иоанна Крестителя в Цесисе (1280-е гг. - сер. 14 в.), церковь св. Симеона в Валмиере (1283; кон. 14-нач. 15 вв.; 1720-1739), которые так же, как и однонефные храмы (церковь в Рауне, кон. 13-1660-е гг.), замыкались прямоугольным или полигональным пресбитерием, были лишены контрфорсов, трансепта и эмпор (сооружений в виде трибун или галерей в интерьерах средневековых западноевропейских церквей). Простота тяжеловесных конструкций и целесообразность форм определяли главные черты их образного строя.

Третий этап развития средневекового зодчества Латвии (примерно с 1290-х гг. до сер. 15 в.), начавшийся после подавления крестоносцами последних очагов сопротивления латышей, связан с упрочением институтов феодального общества. В 13-15 вв. строятся по регулярному плану новые торгово-ремесленные города - Цесис, Валмиера, Вентспилс, Лимбажи и др.; вслед за Ригой они включаются в Ганзейский союз. В 1293 г. был утвержден Строительный устав Риги, который способствовал замене деревянной жилой застройки каменной и появлению домов щипцового типа (щипец, или щипцовый фронтон, - двускатный верх стены, переходящий без выступов в ее основную плоскость). Если раньше строительным делом занимались монахи и конверзы (монастырские ремесленники), то теперь оно переходит в руки свободных мастеров. В конце 14 в. в Риге был основан мастером Р.Крейге немецкий цех каменщиков, затем возникают и латышские строительные цехи.

По мере раздела немецкими феодалами захваченных земель активизировалось строительство, и в этот период было возведено подавляющее большинство каменных замков Ливонии. Замки могли быть нескольких типов: замки типа кастелла, блокгауза, башни-донжоны, конвентские дома, замки нерегулярного типа. Кастеллы выкладывались из валунов и представляли собой крепостную стену, окружавшую двор, и пристроенные к ней жилые и хозяйственные помещения (орденский замок в Айзпуте, последняя четверть 13 в.); замки типа блокгауз представляли собой прямоугольный дом-крепость, размещавшийся в одной из сторон укрепленного двора (епископские замки в Эдоле, ок. 1338 г., в Дундаге, Талсинский район, кон. 13-14 вв.); жилые башни-донжоны – это отдельно стоящие башни феодального замка, в плане круглые или четырехугольные; вместе с пристройками они доминировали на местности и выделялись живописностью композиции (Турайдский замок в Сигулде, нач. 13 в.; вассальный замок в Лиелстраупе, 14-нач. 15 в.; орденский замок в Лудзе, ок. 1400 г.). Замки Ливонского ордена – так называемые конвентские дома – сочетали в себе черты монастыря и крепости; пространственным ядром таких замков служил квадратный двор, окруженный со всех сторон массивными жилыми корпусами, выполнявшими в том числе и оборонительные функции, с башнями на внешних углах (замок магистра Ливонского ордена в Риге, 1330-1353; 1490-е-1515; орденский замок в Вентспилсе, ок. 1290 г.). В замках так называемого нерегулярного типа укрепления следовали очертаниям замкового холма (замок в Кокнесе, заложенный в начале 13 в.). Феодальные замки часто становились центрами обороны городов (Валмиера, Цесис).

Снаружи замки, как правило, не имели явных стилистических признаков, только в отделке интерьеров проявляется готический строй; примером может служить двухнефный гильдейский зал в Риге, называемый «Мюнстерская изба» (рубеж 14-15 вв.), который напоминает монастырские трапезные.

Продвижение крестоносцев на восток латышских территорий, в Латгалию, проходил по дороге, соединяющей Крейцбург с Люцином (в северную Латгалию), и по Западной Двине (в южную Латгалию) – главной речной артерии страны, по которой проходили пути древних латгалов, участвовавших в походах «из варяг в греки»; по ней торговые суда русских купцов направлялись к Готскому берегу. На льду замерзшего русла Западной Двины не раз проливалась кровь крестоносцев, ливов, литовцев, семигалов и селонов. На этих путях крестоносцы возвели несколько крепостей, в том числе замки Розиттен, Люцин и Динабург. Их истории драматичны.

Режицкий замок, или замок Розиттен, был построен в 1285 году рыцарем Вильгельмом фон Шауэрбургом, бывшим с 1282 г. магистром ордена. Этот замок – одно из первых каменных укреплений, возведенных кресноносцами в Ливонии. Хотя на Востоке тевтоны стали известны как искусные строители каменных замков, в распоряжении участников Северных крестовых походов не было ни каменщиков, ни достаточного количества подходящего строительного материала. До 1250 г. во всей Ливонии было построено не больше десяти укрепленных каменных башен, сложенных из больших мореных валунов. Постепенно башни окружались стенами и становились замками. Режицкий замок – из первого поколения замков, вторым поколением являются кирпичные замки, которые стали строить в Ливонии в 14 в.

Подвластная Режицкому замку область на севере граничила с Дерптским епископством, на западе – с Рижским архиепископством. Наиболее беспокойными были восточные и южные границы, где были русские и литовские земли. В 15-нач. 16 вв. Розиттен становится одним из важнейших оборонных рубежей на востоке орденского государства, защищавшего его от нападений. Об одной из битв, состоявшейся в 1557 году, когда замок был разорен и разрушена кирха, есть упоминание в немецком фольклоре:

В Лифляндии есть замок,
Называемый Розиттен,
Там неукротимые москвитяне
Разрушили кирху,
И на том месте долго
Не слышалось слова Божия,
Пока сам Бог не явился чудно...

В 1559 году Орден отдает замок вместе с другими укреплениями Латгалии в залог Польше, и в дальнейшем замок становится объектом польско-русских и польско-шведских войн. В 1772 году Режица становится частью Российской империи, приходит в упадок и вновь оживает в 1836 году, когда через нее проводится железная дорога Петербург-Варшава.

Руины замка возвышаются на омываемой речкой Режицей косе. Коса была перекопана в самом узком месте и таким образом превращена в остров. Вход в замок вел через мост к стоявшим у самого берега башенным воротам – «тхортурму», - развалины которых сохранились на юго-восточном углу. Эта башня и та, что на западе, стоявшая выше, защищали вход в замок. Дорога в него шла вдоль южной стороны укреплений к предзамковым воротам, проходила через предзамок – «форбург» и под залом капитула направлялась на замковый двор, располагавшийся на метр выше форбурга, который по своей форме напоминал круг, опоясанный крепостной стеной – «вермауэром». На вершине в стене был деревянный сторожевой ход – «верганг». Судя по сохранившимся остаткам верхних стен и фундаментов, можно реконструировать первоначальный план замка и его многочисленных построек, в том числе хлебные амбары, помещения для скота и лошадей, кузницы, жилые помещения гарнизона. В восточном, северном и западном крыльях были расположены главные помещения, а на южной стороне возвышалась мощная главная башня. Орденская часовня располагалась в восточном крыле. С севера к ней должен был примыкать зал капитула, с запада – трапезная (ремтер). Замок, построенный из булыжников и валунов, отличался тем, что форбург не был отделен от главного замка рвом, как это обычно бывало в больших замках Ливонии.

Первые церкви в Режице возвел еще строитель крепости Вильгельм фон Шауэрбург. Одна из них, находившаяся внутри крепости, была капеллой для рыцарей, а вторая, приходская, располагалась где-то в пределах посада. Которая из них была разрушена Иваном Грозным, о чем поется в немецкой песне, точно неизвестно. После возвращения Розиттена Польше в 1582 году режицкий староста немец Тизенгаузен получил строгое распоряжение восстановить храм, но долго этому противился, вероятно, оттого, что был лютеранином. Интересно, что одним из прототипов Андрея Болконского в «Войне и мире» Л.Толстого, как считают литературоведы, был, помимо Александра Тучкова, погибшего под Бородином, и Федор Тизенгаузен – потомок древнего рыцарского рода.

Только спустя век, в 1685 году, церковь была построена и передана иезуитам. Там был, по свидетельствам современников, необычайной красоты богато декорированный главный алтарь, похожий на тот, что сейчас находится в городе Дагде. Церковь простояла два столетия и сгорела от удара молнии в 1887 году. На следующий год началось строительство нового костела, в котором проводились службы с 1889 года, а внутреннее убранство завершено в 1902 году. Тяжелые тектонические формы костела Святого Сердца напоминают северную готику. Своды деревянные. В плане храм крестообразый, с полигональной апсидой.

У древних границ Ливонии с Русью, в городе Лудзе, сохранились остатки Люцинского замка, возведенного, по одной версии, в 1285 году рыцарем Конрадом фон Торбергом, по другой – в 1399 году магистром ордена Ванневаром фон Брюггенеем. Разночтения объясняются тем, что северный фасад замка и первый этаж главного здания выложены в кирпиче, который вытеснил камень в ХIV в. Он построен на высокой косе между двумя озерами в виде нагорного башенного замка, который был дополнен пристройкой, напоминающей конвентский дом, и крепостной стеной обширного предзамка, достигавшей в высоту 4 метров. Суровость постройки башни смягчается скромным украшением: диагональными полосами черного кирпича и оштукатуренным архаичным фризом. Бурная до 50-х гг. ХVП века история замка, с осадами и разрушениями, когда он переходил из рук в руки, возвращался Московским княжеством Польше в 1582 году, укреплялся, приходил в упадок, снова захватывался (русским воеводой Львом Салтыковым в 1654), окончилась возвращением его Польше по Оливскому трактату 1660 года. На крутом холме, у входа в бывший предзамок, находится усыпальница семьи люцинских магнатов Карницких - восьмигранная каплица (18 в.), типичная для деревянного зодчества конца 17-18 вв. своей октогональной формой и дощатой обшивкой сруба, продольно распиленными бревнами. На том же холме стоит фигура Мадонны с надписью на постаменте: «Царица земли Марианской», что напоминает о посвящении Ливонии Пресвятой Богородице. Напротив замка, на берегу озера, находится обширная деревянная усадьба рыцаря уже более близкой нам эпохи – 18-19 веков – первого героя-полководца войны 1812 года Якова Петровича Кульнева. Он участвовал во второй турецкой войне (1787-1791), в польской и шведской кампаниях, считал себя учеником Суворова, живя «по-дон-кишотски», разделяя его мысли о простоте, мужестве, правдивости и гуманности как необходимых качествах военачальника. Я.П. Кульнев стал известен в 1807 году, когда он, произведенный в подполковники, сражался во главе полка с французами у деревни Анкендорф в Пруссии и предпринял «невозможную» переправу через реку Пассаргу, уничтожил неприятельский обоз с оружием и под завесой дыма вернулся к своим. Смелость, доходящую до дерзости, он проявил и во время перехода по льду Балтийского моря и захвата Ааландских островов, затем захвата подступов к Стокгольму и, в особенности, во время Отечественной войны 1812 года, когда он переправился через Дриссу, преследуя главные силы маршала Удино, и во время боя, чтобы вселить мужество в отступавших под натиском противника солдат, сошел с коня и шел в цепи стрелков и гусар. Он был ранен, французские кирасиры бросились на упавшего генерала, но гродненские гусары его отбили. Умирающий генерал сказал им: «Друзья, не уступайте ни шага родной земли. Победа вас ожидает». Наполеон сравнил его с одним из своих самых талантливых генералов, Лассалем. Кульнев, чей девиз был «предпочитать честную смерть бесчестной жизни», был из тех, кого уважают не только свои, но и противники. На высоком обрывистом берегу Западной Двины в 1275 году магистр Ливонского ордена Эрнест фон Ратцебург основал замок Динабург. Это была резиденция одного из восьми наместников Ливонского ордена – комтура динабургского. Цитадель не раз оказывалась добычей то русских, то литовских, то польских войск. С 1561 года Динабург становится центром польской Ливонии – Инфлянтского воеводства. Замок был захвачен войсками Ивана Грозного во время его войны с польским королем Стефаном Баторием. Царь устроил здесь свою штаб-квартиру и, уезжая, поручил замок коменданту полковнику графу Вильгельму Плятеру, который, напоив русский гарнизон, открыл ворота перед войсками польско-литовского гетмана Ходкевича. Стефан Баторий построил в 1582 году новую крепость ниже по течению Даугавы, на реке Шунице, которая соединяла Шуньское озеро с Западной Двиной; но и она подвергалась нападениям, в том числе «ратных людей» царя Алексея Михайловича, которые в 1656 году «город Динобург взяли, и дворы и костелы выжгли, а немецких людей высекли, и наряд и всякие пушечные запасы поимали», - как писалось в разрядной книге. Город, захваченный в праздник страстотерпцев Бориса и Глеба и названный в честь них Борисоглебск, был через четыре года по Оливскому трактату возвращен Польше, а стены крепости были постепенно разобраны на строительство новых укреплений. В 1772 году Динабург был присоединен к России, которая тоже стала строить здесь крепость – на берегу Западной Двины. В ее проектировании участвовал известный русский архитектор В.П. Стасов. Назначением крепости было прикрывать юго-западные подступы к Петербургу. Почти четверть века строились эти укрепления. Во время Отечественной войны 1812 года строители крепости вынуждены были отступить перед натиском Второго французского корпуса маршала Удино. Русские отбили атаки корпуса генерала Марселина Марбо в первой половине июля 1812 года, но по приказу об отступлении во второй половине июля защитники оставили крепость, и ее заняли войска генерала Рикорда, который приказал срыть укрепления и разрушить начатые постройки. После войны ее восстанавливали и достраивали по всем правилам инженерного искусства. Крепость особенно любил император Николай I. По его приказу был учрежден крестный ход из крепостной церкви по валам. Здесь провел четыре года в заключении декабрист и поэт Вильгельм Карлович Кюхельбекер (1797-1846), который был приговорен, вместо смертной казни, к 15 годам заключения. Он начал свои мытарства в Петропавловской крепости, потом был переведен в Шлиссельбург и затем в Динабург. Комендант крепости Егор Криштофович выхлопотал узнику разрешение читать и заниматься, доставал ему книги, позволял прогулки по территории цитадели и встречи с матерью. Пушкин, старый лицейский товарищ Кюхельбекера, просил о разрешении посылать ему книги и вести с ним переписку, но власти отказали; позднее Жуковский смог добиться разрешения. По ходатайству великого князя Михаила Павловича время заключения В.К. Кюхельбекера было сокращено на пять лет, в 1835 году он покинул крепость и был отправлен на поселение в Восточную Сибирь. Но лишь в первое время после освобождения он действительно наслаждался вольной жизнью. Его сын Михаил писал, что «мелочные житейские дрязги, заботы о куске хлеба заставили его вздыхать по уединенной келье Динабурга или Свеаборга».

В тех же крепостях, в том числе и Динабургской, позднее сидел и другой узник – участник покушения на царя Александра П, член исполкома партии «Народная воля» Николай Александрович Морозов (1854-1946), приговоренный к пожизненной каторге в 1882 году, освобожденный в революцию 1905 года, ставший ученым (труды по химии, математике, астрономии, физике, истории) и писателем (стихи, повести, двухтомные воспоминания «Повести моей жизни», 1965).

В 1863 году в Динабургской крепости был повешен участник польского восстания граф Леон Плятер, потомственный владетель латгальских земель.

В крепости был костел иезуитов, построенный в 1746-1769 годах, один из лучших образцов латгальского барокко. Он был заложен в одно время с иезуитской коллегией, располагавшейся на месте нынешней крепости. В плане костел представлял собой трехнефную базилику, средний неф которой, более высокий, был крыт мощным цилиндрическим сводом с парусами, а боковые – крестовыми сводами. Пресбитерий был встроен в неф, по бокам его находились ризница и баптистерий (крещальня).

К сожалению, этот замечательный памятник не сохранился в своем первоначальном виде. Когда был решен вопрос о строительстве новой крепости, храм вместе с коллегией перешел в казну, позже его обратили в православный гарнизонный собор с соответствующими перестройками, был убран изящный щипец над восточным фасадом, а мансардообразная крыша заменена покрытием более простой формы. Когда папа Климент ХIV своей буллой 1773 года распустил орден иезуитов, одним из прибежищ опального ордена стал Динабургский замок, куда стали съезжаться недовольные решением папы иезуиты из других стран Европы. Екатерина П взяла их под свое покровительство «в той надежде... что они хотят посвятить себя распространению просвещения». Для Латгалии было характерно, что именно в руках иезуитов находилось духовное и светское просвещение населения. Первый печатный текст на латгальском языке – «Отче наш» - появился в середине 16 в., в 1585 году был напечатан катехизис. До запрета в 1865 году, в связи с польским восстанием, книгопечатания вышло больше 50 книг. Иезуиты держали также школы и духовные семинарии, заботясь об обучении людей латгальскому языку. В 1761 году в Динабурге открылась гимназия. В 1893 г. город стал называться Двинском, в 1918 году - Даугавпилсом, что по-латышски означает «город на Даугаве»; он является крупным речным портом Латвии.

Но вернемся к истории третьего периода латышского средневекового зодчества, ко времени готики. В конце 13-15 вв. зальные храмы преобразуются в базилики и расширяются; и при завершении культовых сооружений чаще используются формы, близкие североевропейской кирпичной готике. Благодаря применению смешанных каменно-кирпичных конструкций детали построек приобретают упрощенный характер, а объемы – обобщенный абрис. Высшим достижением латышской готической архитектуры, синтезированной с ранним барокко, является церковь св. Петра в Риге, которая после пристройки нового хора по типу французского, в формах, близких Мариенкирхе в Ростоке, получила к середине 15 в. вид огромной зальной базилики, с высотой среднего нефа 30 м, замыкавшейся кольцевым обходом (деамбулаторием) с венцом капелл (ростокский зодчий И.Румешоттель). Церковь стала главной доминантой в панораме старого города. Она строилась как главный приходский храм Риги. Впервые она упоминается в 1209 г. Здание 13 века, от которого сохранились фрагменты кирпичного трехнефного сооружения в западной части, родственно архитектуре рижского собора св. Марии своими крестовидными опорами, одинаковой шириной нефов и др. Видны следы предринятой затем надстройки среднего нефа, чьи стены снаружи прорезаны уступчатыми проемами и декорированы аркатурным фризом стрельчатой формы. Новый хор с деамбулаторием, завершенный И.Румешоттелем в 1409-1409 г., в 1456-1466 гг. объединили с частично перестроенной церковью, были возведены звездчатые своды в промежуточных травеях боковых нефов. После того как в 1666 г. рухнула западная башня 15 в. западный фасад был заново выстроен в своеобразных барочных традициях (начат в 1671 г. архитектором Я.Йостеном, окончен архитектором Р.Бинденшу в 1692 г.) и стал очень высоким (ок. 122 м), с преобладанием не заполненных декором поверхностей. Новый фасад, облицованный ракушечником, завершен щипцом в обрамлении волют, над ним возведена восьмигранная башня с деревянным шпилем, состоящим из трех купольных ротонд-галерей, уменьшающихся кверху, и остроконечного шпица (высота деревянного шпиля ок. 70 м). Эта композиция скрыла бывшую готическую постройку. В конце 17 в. декор фасада дополнили пышными порталами, вытесанными по рисунку Бинденшу из светлого доломита и украшенными библейскими и аллегорическими фигурами работы скульпторов И.Д. Шау и И.Гервина. В 1721 г. башня сгорела, но была восстановлена в прежнем виде в 1733-1747 гг., ее шпиль обшили медными листами. В 1941 г. церковь была разрушена, а в 1967-1983 гг. ее реставрировали (архитекторы П.Саулитис и Г.Зирнис) с применением новейших конструкций (шпиль представляет собой стальной каркас, своды среднего нефа решены в виде железобетонной оболочки) и воссозданием архитектурной отделки средневекового периода. Реставрации подверглись и часть предметов убранства церкви, принадлежавшего к эпохе барокко и классицизма: усыпальница членов общества «Голубая гвардия» (1743, в позднебарочном стиле), плоскости фасада усыпальницы Брокхаузена (начало 18 в.) и усыпальницы Фишера (1736). Четвертый этап средневекого зодчества (сер. 15-1-я треть 16 вв.) приходится на время, когда влияние рыцарства пошло на убыль и за счет закрепощения крестьян и роста городов начался экономический подъем Ливонии. В искусстве под воздействием идей, проникавших из ганзейских городов, начинает преобладать стремление к нарядности и величавости, а на рубеже веков уже заметны ренессансные тенденции. В Риге распространяется скульптура, свидетельствующая о связях с художественной школой Любека; позднеготические системы сводов и приемы отделки зданий приходят из Гданьска; они повлияли, в частности, на облик однонефной церкви св. Иоанна Крестителя в Риге, основанной в 1234 г. как часть бывшего доминиканского монастыря, перестроенной – или, скорее, выстроенной заново – на рубеже 15-16 вв., когда она была перекрыта сложными сетчатыми сводами, похожими на своды костела св. Девы Марии в Гданьске (ок. 1500 г.), а западный фасад преобразован в ренессансных мотивах: стройный ступенчатый щипец, пересеченный несколькими горизонтальными поясами, отделяется от фасадной плоскости тягами в виде антаблемента. В 15 в. башни нескольких рижских церквей были завершены стройными пирамидальными шпилями (высотой до 140 м), что придало силуэту города самобытную выразительность. В Риге, как и в прочих ганзейских городах, строят жилые дома с холлом в нижнем этаже и складами на чердаке и в погребах. Их фасады украшают нишами и привратными стелами с картушем или домовым знаком (дом № 17 из комплекса домов «Три брата» в Риге, конец 15-нач. 16 вв.). С распространением огнестрельного оружия появляются крепости, предназначенные для ландскнехтов (замок Ливонского ордена в Эргеме, 15 в.), круглые башни, приспособленные для ведения артиллерийского огня (Пороховая башня в Риге, 1330; 1515), увеличиваются толщина и высота обводных стен (орденские замки в Валмиере, 14-16 вв., в Бауске, 1443-1450-е гг.). Перестройка замков магистра Ливонского ордена в Риге и в Цесисе в 15-нач. 16 вв. придала им черты парадности: главные помещения были украшены фресками, звездчатыми и ячеистыми сводами, на фасаде выделены большими окнами. В ходе обмирщения средневековой культуры симметричный орнаментальный декор привратных стел и размещавшихся в церквях надгробных плит сменяется уверенно прорисованными штриховыми изображениями фигур и условно-реалистическими плоскостными изваяниями. Окрашенные рельефные фигуры Девы Марии и св. Маврикия, вытесанные на стелах рижского дома Черноголовых (скульптор Рейнкен, 1521-1522 гг., ныне в клуатре Домского собора в Риге), близки к народному искусству и овеяны духом Ренессанса.

Поиск тура
Регион:



Тип тура:



Ориентировочная дата:

от:

до:

Цена, долл., не более:




Курс валют
Информеры - курсы валют

Балтийские новости
20.02.14 | Кемерский парк открывает свои двери

12.02.14 | Праздник музыки европейского масштаба в Риге

08.02.14 | Открытие здания репрессий и пыток

05.02.14 | Праздник Пасхи и весеннего солнцестояния в Латвии

22.01.14 | Самые успешные люди Латвии

20.01.14 | Прощание Латвии с латами

15.01.14 | Скажи Литве «Like»

12.01.14 | Рядом с бизнес-центром - отель

10.01.14 | Деревенский туризм набирает популярность

01.01.14 | Благодаря обыскам выросла цена на наркотики

Все новости


Подпишитесь на рассылку!
Подпишитесь на рассылку новостей и спецпредложений по отдыху в странах Балтии



главная | латвия | литва | эстония | россия | новости | погода | контакты
Туристическая компания "TOURPLUS". Москва, ул. Марксистская, 3, оф. 416,
тел. (495) 785-88-10 (многоканальный).

      Rambler's Top100

© Tourplus, 2005—2013